Гермес Трисмегист

ПЭМАНДР *


Однажды размышлял я о существах; мысль моя реяла в высотах, и все телесные чувства застыли словно в тяжелом сне, последствии насыщения, излишеств или утомления. Мне почудилось, будто огромное существо без определённых очертаний по имени звало меня и говорило мне: Что хочешь ты услышать или увидеть, чему хочешь научиться и чего узнать? Я сказал ему: Кто же ты? Он отвечал: "Я Пэмандр - верховный разум. Я знаю, чего ты хочешь, и я с тобою повсюду." И я сказал: "хочу быть сведущим в тварях, постигнуть их естество и познать Бога". - "Прими в свой ум всё, что ты хочешь знать, я научу тебя", сказал он. При этих словах он изменил свой облик, и тотчас всё открылось мне в одно мгновение, и увидел я зрелище необъяснимое: всё претворилось в нежный и приятный свет, чарующий взоры. Вслед затем опустился, колыхаясь, страшный ужасающий мрак. Мне привиделось, будто мрак превращается в какое-то неведомое естество, влажное и трепетное, издающее, дымясь, словно огонь, какой-то зловещий шум. И раздался оттуда вопль, как будто голос огня. Святое слово снизошло из света в природу, и чистый огонь взметнулся из влажной природы к высотам; он был тонок, проницателен, и в тоже время деятелен. И воздух, по лёгкости своей, последовал за огнём; от земли и воды он поднялся к огню и там как-будто повис. Земля и вода пребывали в смешении, и нельзя было различить землю с водою, и поколеблены были они дыханием верховного Слова.
И сказал мне Пэмандр: "Что означает это видение?" - "Я научусь этому" - отвечал я. "Этот свет, - сказал он, - Я, разум, твой Бог, предтеча влажной природы, выходящей из мрака. Лучезарное Слово, исходящее от разума, сын божий". "И что же?" - молвил я. - "Узнай: то, что видит и слышит в тебе, есть Слово Господне; Разум же - Бог Отец. - Они неотделимы один от другого, ибо единство - их жизнь". - "Благодарю тебя", - отвечал я. - "Постигни же свет и познай его."
Говоря так, он долго глядел мне в лицо, и я трепетал от взора его; и по знаку его, увидел я в уме моём свет и его неисчислимые могущества, порождение бесконечного мира и приведение в равновесие огня, содержимого в рьяной силе. Это постиг я из слов Пэмандра.
И так как я был в обомлении, он прибавил: "Ты созерцаешь в уме своём первичный образ, предтечу безграничного начала". Так сказал мне Пэмандр. - "Откуда, - возразил я, - явились стихии природы?" Он сказал мне: "По воле Бог Он же взяв Разум (Слово) и видя в нём строй и красоту, построил мир по этому образцу, со стихиями, исшедшими из него же, и зачатками душ. Разум, Бог мужской и женский. Он же есть жизнь и свет, порождает словами другой творческий разум, Бога огня и дыхания, который образовал в свой черёд правителей, в их круги заключил чувственный мир и стал им править посредством того, что называется роком.
Слово или разум божий устремилось вскоре от низших стихий и примкнуло к творческой мысли, ибо они одного естества. И низшие, неразумные стихии оставлены были в состоянии простой материи. Творческая мысль, соединённая с разумом, охватив круги и придав им быстрое вращение, возвратила создания свои к себе и установила круговорот от начала к концу, как между двумя недоступными гранями, ибо там, где всё кончается, всё начинается вечно. И повелел Разум, да произведёт круговращение низших стихий бессловесных животных, лишённых рассудка, воздух понёс летучих, вода же плавающих. Земля и вода отделены были одна от другой, ибо так повелел Разум; и земля извела из недр своих содержащихся там животных, четвероногих, пресмыкающихся, зверей диких и домашних. Но Разум, Отец всех, он же есть жизнь и свет, породил человека, подобного себе самому, и возлюбил его, как собственное дитя. Красотою воспроизводил он образ Отца, и Бог возлюбил воистину свой собственный образ и вручил ему всех тварей. Но человек, размыслив над делом творения, захотел творить в свою очередь и разлучился с отцом, вступая в область творчества. Полновластный, он задумал дело сотворения братьев своих, и те полюбили его, и каждый из них уподоблял его своему положению. Тогда, зная своё естество и участвуя в их природе, захотел преступить он грани кругов и превзойти могущество, что зиждется на огне.
И этот властитель мира и смертных существ, лишённых рассудка, через гармонию и мощную преграду кругов, явил низшей природе прекрасный образ Бога. Пред этой дивной красотою, в которой все силы семи правлений сочетались с подобием Бога, природа улыбнулась от любви, ибо увидела она красоту человека в воде и тень его на земле. И он, заметив в воде отражение своегособственного облика, возгорелся любовью к нему и захотел обладать им. Усилие последовало за желанием и зачата была форма, лишённая рассудка. Природа охватила возлюбленного своего и окутала его всего, и соединились они обоюдной любовью. И вот почему, один из всех существ, живущих на земле, человек двойственен, смертный телом, в своём естестве же бессмертный; превосходя гармонию мира, он раб своих оков; мужеский и женский, как его Отец, и превышая сон, он под властью сна."
Чарует меня эта речь, - молвил тогда мой ум. А Пэмандр сказал: "Вот тайна, скрываемая доныне. Природа, соединясь с человеком, произвела удивительнейшее из чудес. Он состоял, как я сказал тебе, из воздуха и огня, подобно семи начальникам гармонии; природа не остановилась и произвела семь человек, мужчин и женщин, высшего строя, сообразно семи правителям." "О Пэмандр, - воскликнул я, - продолжай, любознание моё усугубляется." - "Умолкни же, - молвил Пэмандр, ибо не кончил я мою речь." - "Молчу", - отвечал я.
"Порождение этих семерых человек, как сказал я, произошло таким образом: земля явила женское естество, вода - произрождающее начало, огонь доставил жар, воздух - дыхание и природа произвела тела человеческого вида. Человек получил от жизни и света душу и разум; душа явилась к нему от жизни, от света же разум. И все части чувственного мира пребывали так до полного развития начал и родов. Теперь выслушай остальное, желаемое тобою услышать. И тогда период закончился, всемирная связь расторгнута была волею Бога; ибо все животные, вначале двуполые, одновременно с человеком разделились и образовались самцы с одной стороны и самки с другой. Тотчас же Бог изрёк своё святое слово: возрастайте в произращении и умножайтесь в приумножении, и всё моё деяние и творенья мои; и да знает обладающий разумом, что он бессмертен, и что причина смерти есть любовь к плоти и да познает он все существа.
И при этих словах Провидение соединило четы, по законам необходимым и гармоническим, и установило произрождения. И все существа размножились по родам, а тот, кто познал самого себя, пришёл к совершенному благу; но тот, кто в заблуждении любви, возлюбил тело, тот и остался блуждающим во мраке, из-за чувств подвластный условиями смерти." - "Какова же, - воскликнул я, - великая ошибка невежд, что из-за неё они лишаются бессмертия?" - "Кажется, - ответил он, - не понял ты того, что слышал; не велел ли я тебе поразмыслить?" - "Я размышляю, - сказал я, - и вспоминаю, и благодарю тебя." - "Если ты обдумал, скажи мне, почему пребывающие в смерти достойны смерти?" - "Потому что наше тело происходит от той угрюмой мглы, откуда вышла влажная природа; поэтому и тело, построенное в чувственном мире, кладезь смерти." - "Ты понял, - сказал он, - почему тот, кто размышлял над собою, идёт к Богу, как сказано божественным словом?" Я возразил ему: "Потому что из жизни и света состоит Отец всех вещей, от него же родился человек." - "Благие слова, - сказал он, - Бог и Отец, от которого родился человек, - свет и жизнь. Если же ведомо тебе, что произошёл ты от жизни и света и состоишь из них - пойдёшь ты в жизнь." Таковы были слова Пэмандра. - Скажи мне ещё, о Разум, как я могу войти в жизнь", - сказал я. И ответил мой Бог: "Человек, обладающий разумом, да познает себя самого в бессмертии сущего." - "Итак, не все люди обладают разумом." - "Благие слова, - сказал он, - подумай, о чём говоришь. Я, разум, присутствую у святых, у добрых, у чистых, у милостивых, у благочестивых. Моё могущество в помощь им и тотчас познают они все вещи и призывают Отца с любовью, и к нему обращают молитвы, благословения и хвалы, ему подобающие, и прежде даже, нежели покинуть тело своё смерти, ненавидят чувства, деяния которых им ведомы; или, вернее, я, разум, не допускаю свершиться деяниям плоти. Словно привратник закрываю я вход деяниям дурным и постыдным, отвращая желанья. Но что касается безрассудных, порочных и злых, завистливых и корыстных убийц нечестивых, я далёк от них и предаю их демону-мстителю, он же изливает в чувство их проницающий огонь, толкает их всё больше ко злу, чтобы усугубить их кару и беспрерывно растравляет их страсти ненасытными желаниями, пытает их невидимый враг и живёт в них неугасимое пламя."
"Ты научил меня всему, чего я желал, о Разум; но просвети меня ещё в том, как совершается восхождение." На это Пэмандр сказал: "Сначала тление материального тела предаст его составные части превращениям; видимый облик становится зримым; (личный) нрав, теряя свою силу, предаётся демону, чувства возвращаются сообразно к своим источникам и расплываются в силах (мира). Страсти и желания возвращаются в неразумную природу; остальное возносится через гармонию, покидая в первой зоне свойства роста или ущерба, во второй - сноровку зла и уже бессильную хитрость; в третьей - иллюзию, отныне не властную над желаниями, в четвёртой - тщеславие власти, отныне неудовлетворимое; в пятой - нечестивую надменность и безрассудное дерзновение; в шестой - привязанность к богатствам, теперь бесплодную; в седьмой - коварную ложь. И избавленный таким образом от деяний гармонии (мира), он является в восьмую зону, сохраняя лишь свою личную сущность и поёт с существами гимны в честь Отца. Пребывающие там ликуют с ним, а он, уподобленный им, внемлет мелодичному голосу сил, которые превосходят восьмую природу и распевают хвалы Богу. И тогда стройно возносятся они к Отцу и примыкают к силам, и, ставши сами силами, рождаются в Боге. Таково конечное благо для обладающих знамением - стать Богом. Чего же ты теперь ожидаешь? Ты научился всему; надлежит тебе указывать путь людям, да спасёт Бог через тебя человеческий род."
Сказавши так, Пэмандр примкнул к силам. А я, благословляя Отца всех вещей и воздав ему молитву, воспрянул укреплённый им, постигнув природу вселенной и великое видение. И начал я проповедовать людям красоту религии и Знания. О народы, земнородные люди, погружённые в опьянение, дрёму и Неведение Бога, стряхните ваши чувственные оковы, очнитесь от вашего оцепенения.
Они услышали и собрались вокруг меня. Я же заговорил: "Почему, о земнородные люди, предаётесь вы смерти, когда дозволено вам достигнуть бессмертия? Придите в себя, шествующие в заблуждении, изнывающие в неведении, бегите мрачного света, причаститесь бессмертию, отступив от тлена."
И одни, насмехаясь, устремлялись в путь смерти; другие, припадая к ногам моим, умоляли их научить. И я, воспрянув, стал руководителем человеческого рода, наставлял их моими речами на путь спасения. Я засевал в них слова мудрости, и питаемы они были водою амброзии (бессмертия); когда же настал вечер, и померкли последние проблески солнца, я призвал их к молитве. И совершив евхаристию (дела благочестия), каждый вернулся к себе на ложе. А я начертал в себе повесть благостыни Пэмандра и, обладая предметом желаний моих, почил исполненный радости. Дремота тела произвела прояснение души, мои сомкнутые очи лицезрели истину, плодотворное молчание принесло в своём лоне всевышнее благо, наречённые слова были семенами благ. Вот благодать, высказанная мною от разума моего, т. е. от Пэмандра, верховного ума; так через божественное вдохновение овладел я истиной. Вот почему всей душою моею и всеми силами благословляю я божественного Отца:
Свят Бог, Отец всего сущего, свят Бог, чья воля совершается его могуществом. Свят Бог, восхотевший быть познанным теми, что принадлежат ему. Свят Ты, создавший бытиё словом твоим; свят ты, чей образ являет природа. Свят ты, не сотворённый природою. Свят ты и сильнее всякой мощи. Свят ты и превыше всякого величия. Свят ты и превыше всякой хвалы. Прими чистую, словесную жертву души и сердца, возносящегося к тебе, о Неизречённый, Неисповедимый, кого познать может одно молчание. Не введи меня в заблуждение, дай познание нашего естества, дай силу, озари милостью твоею непосвящённых братьев племени моего, твоих детей. Верую в тебя и свидетельствую о тебе, шествую в жизни и свете. О Отец, будь благословен; человек, принадлежащий тебе, волит причаститься святыне твоей, по данной тобою власти.

Примечания.

1. Найденный в 1460 году в Македонии греческий текст, который был в последствии перевезён во Флоренцию и был назван переводчиком (Фичино) "Поймандр" (первое печатное издание 1471 год) ток же как и "Аслклепий" в переводе псевдо-Апулея и составляющие основу корпуса Герметических текстов не имеют ни какого отношения к древнему Египту, а являются стилизовонной потделкой датируемые II-III веком нашей эры. (Примечание Рассадина М.В.).