ПОЛЕЗНАЯ ИСТОРИЯ ПЕТРА СИЦИЛИЙСКОГО - ОСУЖДЕНИЕ И ОПРОВЕРЖЕНИЕ ЕРЕСИ МАНИХЕЕВ, НАЗЫВАЕМЫХ ТАКЖЕ ПАВЛИКИАНАМИ, НАЧЕРТАННАЯ ДЛЯ АРХИЕПИСКОПА БОЛГАРИИ

1. Хотя и полезно невежество скрывать молчанием, но нельзя предавать долгому молчанию то, что недостойно замалчивания, ибо "Господь отверзает очи слепым" и запу­танным, подобно лабиринту, словесным сетям риторов предпочитает заикание в простых словах, но порожденное верой. Так вот и я, не блещущий образованностью, призы­вая Святую Троицу - нашего единственного истинного Бога, прославляемого среди всех, всеми и во всем, на­полняющего все уста, открываемые ради него, призывая также твои молитвы - молитвы архипастыря новоизбран­ной, святой и чтимой паствы господней, в помощь, как и молитвы окружающих тебя божьих пастырей и всех служителей церкви, решился с последовательностью изло­жить вам гнусную ересь манихеев, называемых также павликианами, рассказать откуда, каким образом и с чьей помощью она, безумствуя, привела к этому восстанию, ибо речь идет не о разных людях - павликиане являются теми же манихеями, присоединившими к ересям прежних еретиков выдуманные ими грязные учения, вырыв тем самым общую бездну погибели. И хотя утверждают, что они не причастны к постыдным деяниям тех, но бережно соблюдают их учения.
2. Я сделал это по необходимости. Я прибыл туда 1 по императорскому поручению в начале правления Василия 2, нашего великого, избранного Богом, чудесно украшенного всеми божьими милостями, державшего благочестиво и с любовью к Богу скипетр Ромейской, т. е. самой христиан­ской державы, который еще будет в течение многих лет управлять вместе со своими святыми сынами, нашими боговенчанными императорами, коих неизгладимая, беско­нечная и вечная память да будет сохранена в настоящем и будущем молитвами и председательством святейшей владычицы нашей богородицы, присно девственной Марии и всех святых. Наша служба заключалась в обмене воен­нопленных, что мы хорошо и выполнили во время их (т. е., императоров Василия, Льва и Константина) свя­того правления.
Я часто беседовал с павликианами Тефрики, где оста­новился во время выполнения этого поручения; кроме этого у многих там проживающих православных узнал точнее про них, также мне довелось услышать от этих нечестивых болтунов, что они собираются послать своих людей в разные местности Болгарии, с целью отторгнуть некоторых от православной веры и привлечь их к своей мерзкой ереси. Они дерзнули на это, полагая, что в начале божьей проповеди им легче удастся посеять свои плевелы среди чистой и истинной пшеницы. Ибо эти нечестивцы привыкли так поступать и с готовностью возьмут на себя всякие тяготы и опасности, чтобы только заразить своей заразой первого встречного. Поэтому я решил взяться за это дело. Я простой и недостойный, ради безопасности многих, добросовестно передаю вам, достойным пастырям, то что узнал. А ты, божественный и святой глава, не обращая внимания на плохой язык, прими наше изложение, не ища в нем чего-нибудь ценного. Ибо ты у меня не найдешь ни следа мастерства, ни красоты речи, в чем и убедишься, читая нижеизложенное.

Предисловие Петра патриарху Болгарии

3. Присутствие света рассеивает мглу, а охрана пастухов разгоняет скопища разбойников и стаи диких зверей. Настоящий пастырь разумного тот, кто следует за добрым пастырем, кто, подобно ему "полагает жизнь свою за овец своих", правосудие которого источается, как свет, тот, кто заботливой душой и всеми другими мерами успешно проти­востоит козням дьявола. Хоть и много ловушек у коварного, но из святого писания мы научились угадывать его на­мерения и распознавать его козни, как сети паука, с помощью животворящей и прославленной Троицы, единого Бога, Творца неба и земли, всего невидимого и видимого создания, Господа и Властителя. Будьте бдительны и не пренебрегайте тем, что будет сказано. В схватке с дьяволом, в борьбе с догмами противника успех будет за более просвещенными и эти догмы будут потоплены в церковном море святых догм. Но для простаков, говоря словом апостола, еще питающихся молоком, как для детей, правило безопасности - не иметь с ними никаких сношений, как хорошим с дурным. Для простаков это самое лучшее средство - отвращаться и гнушаться этих мерзких и не пытаться отвечать на их вопросы. Узнав их, простой слушатель пусть молчит и бежит от них, как от змей, если это возможно, потому что, все равно, беседующий с ними никакой пользы им не приносит. Они для того беседуют с простаками, чтобы святыни попрали ногами своими и растерзали небесные и божественные догмы, так как нет сопротивляющегося им разумом. Как могут они слушаться людей, когда каждый день и час они окружают бесчисленными поношениями, бранью и проклятиями еди­ного Бога? Поэтому самое лучшее для простого человека - узнать их, но никогда не разговаривать с ними, ибо беседующие с ними, не имея опыта, будут подвергаться опасности; вряд ли простаки не будут захвачены ими. потому что они приводят всяческие изречения Евангелия и апостола и только сами знают свое коварство, будучи большими знатоками святого писания.
4. Эти мерзкие, когда беседуют с кем-нибудь впервые, притворяются нравственными и коварно подтверждают и провозглашают все догмы православных христиан, но вы­ражаются иносказательно, нечестивым и весьма невежес­твенным образом, что признают святую Троицу Богом и предают анафеме не признающих ее. Признают, что наш Господь и наш Бог воплотился в деве, хотя и нечестивым и безбожным образом, и предают анафеме не признающих этого. Они признают все сказанное о человеческом во­площении Господа, говоря устами одно, а сердцем другое. С готовностью предают анафеме Манеса 3 и еретиков, которые действовали вместе с ним, а также Павла Само-сатского 4, ибо у них были другие учителя и вожди зла, намного хуже вышеупомянутых, о чем будет сказано ниже. Они легко меняют образ, лицо, подобно тому, как полипод или хамелеон, чтобы ловить кого-нибудь из доверчивых. И когда увидят, что кто-нибудь обращает внимание на их пустословие, немного знакомят его со своими таинствами. Поэтому знание вредного полезно не меньше здравого. Знайте это не ради того, чтобы сойтись с ними, а чтобы избегать пагуби, причиняемой ими. Пора обратиться к предстоящему.

История

5. Первопричина зла - змей и коварнейший дракон, сеятель плевел, вождь и учитель всякой несправедливости, отец и проводник лжи, болотная трясина гордыни, зыбкая высота хвастовства, попирающий ногами верующих право младенца, он разлучил своим советом Бога и человека - его драгоценное творение; он уготовил из-за своей без­мерной злости изгнание человека из блаженной жизни в раю, дав ему взамен дурное наслаждение. Он купил его по собственному почину, как продажного раба. Единый бог позволил ему это из-за греха и послал его охранять в аду души людей, как в тюрьме, до воплощения Божьего Сына, Господа нашего и Бога Иисуса Христа, одного лица святой и православной Троицы. Коварный поработил че­ловека служить многим, разнообразным и мерзким идолам, творить постыдные деяния и отдаваться наслаждениям, полагая, легко победимый, что тот, находившийся под его властью, не будет признан Богом. Но коварному не удастся его ловля, ибо он, вечный лжец, ошибся в своих ожиданиях. Потому что единородный Сын и Слово Божье, не имеющий. подобно своему Отцу, начала, вечный, вместе с едино­сущным, животворящим и пресвятым Духом, в своем безмерном человеколюбии пожелал опять владеть челове­ком, которого вылепил из глины и дуновением своим дал ему божественный образ. Соизволением Отца и содействием Святого Духа, снизошелся и, получив плоть от святой девы, одушевленную разумной и мыслящей душой, он становится человеком, не изменив свое божественное на­чало, ибо он неизменен, а получил плоть, которую не имел, ибо он человеколюбив. После его рождения его мать осталась девой, она сияла светом девственности и была внутри, говоря словами пророка, прославленная. Закон и все пророки чудесно предвозвещали о ней и предусмотрительно предсказали о ее славе. Один предс­казал, что "ворота затворенные, стерегающиеся только Богом", другой "источник запечатанный", третий - "прои­зойдет корень Иесеева - дева и как цветок от корня произойдет Господь и Бог наш, получая от нее плоть", тот же самый "се дева сказал - во чреве приимет и родит Сына". Ясно, что Господь, обитая в ней деми-ургически, от нее получил плоть и от нее происходит воплощенный Бог. Но к чему перечислять все эти свиде­тельства, которые добромыслящие люди принимают?
6. Пусть никто не подумает, что напрасно сейчас мы приводим свидетельства о присно деве и богородице Марии. Делаем мы это не напрасно, ибо враги истины считают божественные ее роды не истиной, а предположением и болтают, что после божественных родов она родила и других сынов от Иосифа. Они не считаются со свидетель­ствами пророков о ней, о чем потом будет сказано точнее. Они говорят, что следуют изречениям святого Евангелия и апостолов, желая коварным и обманным образом, эти безумные, одеть волка в овечью шкуру. Не только книга святого Евангелия, но и апостолы приводят часто свиде­тельства пророков и утверждают, что они достойные доверия свидетели, предсказавшие все верно, свидетельствовавшие истину, пробуждающие в слушателях зоркость и проницательность, чтобы те не ошиблись, ибо истина в их изречениях льется потоками. Они полагали действитель­ность за основу наблюдения.
Но прервем на короткое время разговор о прославленной богородице и присно деве Марии, хотя и ужасные павликиане расторжались бы, и вернемся туда, где оста­новились немного раньше.
7. С явлением на земле нашего великого Бога и Спасителя Иисуса Христа и с Его общением с нами - с людьми, изгоняется вон всякое идолопоклонство. "Истинное богосознание, подобно обилию воды, наполнило землю". С этого времени небесная благодать управляет на земле и люди, призывая Бога, соревнуются в добродетели с ангелами. На земле был вознесен крест, и хлеб жизни спустили с неба с человеколюбием и божественностью. Иисус не спустил свое тело, а получил его на земле, и оно не отличается от нашего. Он поднялся на древо креста и, оросив землю каплями Своей святой крови, сделал ее благоуханной. После того, как она была орошена освя­щением Его драгоценной крови и воды, не прекращает и теперь прорастать всюду разнообразные благовонные сло­весные цветы. Поэтому почитается древо, коим дается в дар человеческому роду спасение и коим первопричина зла - враг, низвергнутый на землю, получил смертельную рану в своем сердце. Ни с одним другим символом страданий Христа не произошли такие страшные чудеса, как с чтимым и животворящим крестом Господа: воскре­сенье мертвых еще до сошествия Господа и нашего Бога в ад, разрывание завесы, землетрясение, затмение солнца и его воспламенение, которое с одной стороны, показало мрак иудеев, а с другой - радость воскресения; наконец, спасение всех душ, заточенных в аду, которое произошло с явлением к ним Господа и Бога нашего; также упраз­днение ада, чтобы он больше не владел душами усопших во Господе. Все эти страшные чудеса творила непобедимая сила святого креста с силой пригвожденного на нем Христа и нашего Бога. Да понесут позор и будут пристыжены и погублены не признающие его славу, непоклоняющиеся ему, божьему дару и непобедимому памятнику победы с непоколебимой верой. Поэтому колдун, самый злой и ненавидящий добро дьявол, разбив свою голову и получив удар в сердце крестным копьем, больше не может, как прежде, по своему обычаю открыто творить приятные себе мерзости, а тайком, смутив души и оморочив умы неко­торых несчастных, обманывает их "чрез лицемерие лжес­ловесников, сожженных в совести своей", сделав их вместе с собой топливом, подобающим неугасимому огню.
8. Не перестал добрый, добрейший и вседобрейший Господь по обыкновению своему благодетельствовать своему честному творению человеку. Сначала назначил он апос­толов в церковь, весьма ясно разглашающих Его беспред­ельную мощь и совершенно правдиво высказывающих о Его божественных чудесах, будучи очевидцами Его и слугами. Они не стыдились телесных страданий Христа и не приписывали чудесам ложь, а будучи целиком озабочены истиной, истинно проповедовали воплощенный промысел Божьего Слова. Затем Он послал пророков, которые божьим мечом Святого Духа искореняли скрытые и неизлечимые страсти и выращивали полезные и произростающие ростки добродетелей. В третий раз послал Он учителей, говорящих в пользу двух вышеупомянутых и объясняющих с большим совершенством сделанное ими и сказанное ими. И в прошлом, и ныне всякая христианская церковь укрепляется божьими догмами этих всех, которую врата ада - раз­рушительные ереси, никогда не одолели и, мы точно знаем, не смогут одолеть, согласно божественному изре­чению. Волны болтливости еретиков всегда превращаются в пену. От времени до времени ересиархи вступали в схватку с защитниками православия, но перед светом истины отступал мрак ересей и церковь божья оставалась непоколебимой. Несчастнейшим еретикам недолго удава­лось творить зло своих мерзких размышлений, ибо очень скоро их лживая ересь становилась для всех очевидной. И когда она стала всем известной и была всеми изгнана, воссияла церковь божья. Но ныне и во веки веков она воссияет.
9. Мрачная, грязная, мятежная, отвратительнейшая и злодейская ересь манихеев преследуется всеми народами из-за ее неизлечимости, за то, что она полна всякой нечисти и потому, что еретиками она почитается и чтится в глубокой тайне. Они усердно стараются не знакомить всех своих людей, тем более чужих, со своими таинствами и учением, а лишь некоторых, кого они считают совер­шенными в нечестии. Немного раньше эта ересь, получив завершение под воздействиями и учением со стороны мятежных сил и побужденная сбивающим с пути водитель­ством зловонного сатаны, породила его предтечу - вос­стание, выявляя других телесных демонов вместе с их вождем - дьяволом. Пусть никто не сомневается в том, что они - демоны, ибо то, что не осмеливаются (другие) демоны говорить или делать, эти бесстыдно и не краснея делают и говорят против вседержителя Бога и всех людей. Примечательно, что они из-за своих очень постыдных деяний не общаются с людьми н -живут, подобно демонам, в пустынях. Эти отвратительнейшие клеветники объявляют странные и неестественные вещи, что якобы они опираются на изречения святого Евангелия и апостолов. Теперь я расскажу вам о том, что собой представляют эти учения, откуда и когда они появились. Для этой цели я привожу кое-что из самого важного и, чтобы оно легко осталось в памяти, отделю цифрами разделы по смыслу. После изложения их истории, приступим, с помощью Бога, к схватке с ними, с имеющейся у нас силой, приводя сразу же в сопоставлении к каждой главе доказательства и сви­детельства из святого писания.
10. Их первая отличительная черта та, что они признают два начала - злого бога и доброго, что значит один бог - творец мира, над которым он властвует, а другой - бог будущего. И забавно, что это они часто подчеркивают, когда бывают на свободе всякому, какой бы не был собеседник. "Скажи мне, говорят, что нас отличает от ромеев?" Они - эти беззаконные, негодяи, неверные, неблагодарные, неблаголюбивые, сами себя называют христианами, а нас, настоящих носителей имени Христа, нашего истинного Бога, называют ромеями, пытаясь собственное имя заменить языческим. Мы - настоящие христиане, если даже каждый из нас владел тысячами и десятками тысяч золота, серебра, драгоценных камней, находящихся во всем мире, гордимся только Христом. Они говорят, что их отличает от нас то, что они признают одного бога творцом мира, и другого бога, называемого ими небесным отцом, обладающего властью не в этом мире, а в будущем. А мы признаем одного и того же Бога Творцом всего и царствующим над всем и Все­держителем. Они нам говорят: "Вы верите в Бога - Творца мира, а мы в того, о ком в евангелиях Господь говорит: "Вы ни гласа его никогда не слыхали, ни лица его не видали". Подобным образом они напрасно и глупо пустословят, о чем мы расскажем потом.
Второе: они прославленную и приснодевственную бо­городицу не называют даже в числе простых добрых людей. Они говорят, что не от нее родился Господь, а свое тело он принес с неба, и что после рождения Господа она родила и других сынов от Иосифа.
Третье: они отвращаются от божественного, страшного, святого таинства причащения плотью и кровью Господа и нашего Бога. Не только они сами не причащаются, но даже пытаются и других убедить в этом, говоря, что во время вечери Господь своим ученикам давал не хлеб и вино, а символически свои изречения в виде хлеба и вина.
Четвертое: они не признают образ, воздействие и силу честного и животворящего креста и окружают его бесчис­ленными поношениями, тогда как демоны, увидя только очертания его в воздухе, убегают со страхом вместе со своим вождем - дьяволом.
Пятое: они не признают ни одной книги Ветхого Завета, пророков называют сбивающимися с пути и разбойниками, о чем потом специально будет сказано полнее. Они при­нимают только четыре святых Евангелия, четырнадцать посланий святого апостола Павла, соборное послание Иако­ва, три послания Иоанна, соборное послание святого Иуды и деяния апостолов, все дословно, как и у нас. У них есть также богоненавистные послания их учителя Сергия, полные высокомерием и нечестием. Что касается до двух соборных посланий великой и настоящей основы церкви, ключаря небесного царства первоапостола Петра, то они не принимают их и относятся к нему с отвращением и окружают его бесчисленными оскорблениями и бранью, не знаю почему. Но скорее, как я предполагаю, и много раз говорил им лично, что Петр предсказал, что их будущее будет сообразно их нечестивой и злой природе. Об этом блаженный апостол говорит в своем втором послании: "Итак, возлюбленные, ожидая сего, то есть второе при­шествие Господа, потщитесь явиться перед Ним неосквер­ненными и непорочными в мире, и долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости написал нам, как и во всех своих посланиях, говоря в них об этих, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные к собственной своей гибели, превращают, как и прочие Писания". За эти слова они и порицают апостола, а на самом деле это лишенная всякого риторичес­кого сплетения похвала его пророчеству, сделанному с полной ясностью.
Шестое: Они отвращаются от священнослужителей церк­ви; они говорят, что священнослужители выступили против Господа, и поэтому не нужно их упоминать, отвращаясь даже только от их имени, о чем потом во время более глубокого изучения будет сказано яснее, каждое в собст­венной главе. Уже пора начать изложение исторических сведений. Начну так: изложу сначала сказанное блаженным Кириллом в катехизисах, после чего, чтобы смысл был более понятным, добавлю то, что мне стало известно о них.
11. Пресловутый Манес, не христианского происхож­дения, да не будет! Он также не был изгнанным, подобно Симону, из церкви, ни он, ни остальные учителя подобной ереси. Он вор, усваивающий дурные учения других ересей; а как это он делал и каким образом, слушайте! В Египте жил некий Скифиан, по происхождению сарацин, не имеющий ничего общего ни с иудаизмом, ни с христиан­ством. В Александрии, где он жил, он подражал Аристотелю и сочинил четыре книги. Первая называлась "святое Евангелие", которая, однако, содержала не деяния Христа, а смертные деяния, и только название было у нее такое. Другая называлась "Главное", третья - "Таинство", цель составления которой - опровержение закона и пророков. Четвертую называют "Сокровищем жизни", хотя она есть сокровище смерти. Учеником этого Скифиана был некто по имени Теребинт. Вышеупомянутый Скифиан, прибыв­ший в Иудею и оскверняющий ее, был убит болезнью и этим зараза была прекращена. А ученик зла Теребинт, будучи наследником денег, книг и ереси, прибыл в Па­лестину. В Иудее все его узнавали и осуждали, поэтому он оттуда перешел в Персию, где, чтобы его и там опять не узнали по имени, назвал себя Буддасом. Противниками его там оказались последователи Митры. Во время великих споров и перебранок с ними Буддас был изобличен. Будучи выгнанным оттуда, нашел убежище у некоей вдовы.
Затем, поднявшись на крышу дома и позвав воздушных демонов, которых и до сих пор манихеи зовут со своего гнусного фигового дерева, получил от Бога удар и, упав с дома, умер. Таким образом был истреблен второй зверь.
12. Но остались книги, упоминающие нечестие, на­следником которых, как и денег, оказалась вдова. Не име­ющая ни родственников, ни кого-нибудь другого, она решила на эти деньги купить мальчика по имени Кубрик. Усыновив его, она дала ему персидское образование, точа против человечества злую стрелу. Дурной раб Кубрик рос среди философов. После смерти вдовы он унаследовал деньги и книги. Затем, чтобы его рабское имя Кубрик не принесло ему позора, вместо Кубрика назвал себя Манесом, что по-персидски значит "собеседование", ибо ему казалось, что он какой-нибудь диалектик или искусный оратор. Он, хотя персидским значением этого слова и получил добрую славу, но промысел Божий невольно так сделал, чтобы он стал своим осудителем. Думая о своем почете в Персии, у греков он сделался носителем значения слова мании. Он дерзнул говорить, что сам есть Параклит, чем он хулил, называя себя святым духом, ибо написано, что "Кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения". Если из выступивших до него Скифиан дерзнул себя назвать Отцом, то Буддас назвал себя сыном Бога и Отца, родившимся от Евы и вскормленным в горах. Поэтому этот антихрист и послал двенадцать учеников проповедовать заблуждение. Тот, кто общается с ними, пусть увидит, с кем он пребывает. Потряс раб вселенную и, выступая, объявил, что может совершить сверхчеловеческие дела.
13. Болел сын персидского царя, за которым ухаживало множество врачей. Манес объявил, что он сможет вылечить его. Удалились врачи, а вместе с ними и жизнь мальчика. После этого срамили его за его нечестие и заключили в тюрьму. Философ был заключен в тюрьму не потому, что был осужден в порицании царя относительно истины и не потому, что он уничтожил идолы, а потому, что обещая спасти мальчика, он солгал. Но скорее, правду сказать, за убийство. Ибо он стал причиной смерти того, которого можно было спасти врачебной заботой; удалив врачей, своей небрежностью он убил мальчика. Из множества его злодеяний, изложенных мною, припомним, во-первых, его богохульство, во-вторых, его рабское происхождение, не потому, что рабство позорно, а нехорошо ему, будучи рабом, противостоять свободе. В-третьих, его ложное обе­щание спасти мальчика. В-четвертых, убийство мальчика, и в-пятых, позор тюрьмы; и не только позор тюрьмы, а также и позор побега из тюрьмы, ибо называющий себя Параклитом и поборником истины убежал. Он не был преемником Христа, шедшего добровольно к кресту, а наоборот, он был беглецом. Персидский царь приказал повесить тюремщиков. Таким образом, Манес своей гор­дыней стал причиной смерти мальчика, а своим побегом - причиной смерти тюремщиков. Стоит ли поклоняться ему, причине смерти, как Параклиту? Он не должен подражать Христу и сказать: "Если меня ищете, оставьте их, пусть идут", но должен сказать подобно Ионе: "Возь­мите меня и бросьте в море, ибо ради меня эта буря".
14. После побега из тюрьмы он приходит в Месопо­тамию, где встречает его орудие правосудия - епископ Архелай, который против него устроил суд философов и судил его при язычниках, чтобы потом не говорили, что судьи, будучи христианами, были пристрастны. Архелай обращается к Манесу и спрашивает: "Расскажи нам, в чем заключается твоя проповедь?" Тот, уста которого были похожи на открытую могилу, начал с богохульства Творца всего, что, дескать, Бог Ветхого Завета есть изобретатель бедствий, ибо о себе он говорит: "Я поядающий огонь". А мудрый Архелай, ослабляя богохульство, говорит: "Если Бог Ветхого Завета называет себя, по твоим словам, огнем, чьим Сыном является говорящий: "Огонь пришел Я низ-весть на землю"? И если порицаешь говорящего: "Господь умерщвляет и оживляет", почему почитаешь Петра, который воскресил Табифу, а умертвил Сапфиру? Если порицаешь Бога Ветхого Завета за то, что он приготовил огонь, почему не порицаешь говорящего: "Идите в огонь вечный"? Если порицаешь говорящего "Я бог, делаю мир и произвожу бедствия", почему не порицаешь Иисуса, говорящего: "Я пришел установить не мир на земле, а меч"? Оба то же самое говорят и оба хороши в своем единогласии. Если Иисус безупречен, говоря это, почему ты порицаешь Го­ворящего то же самое в Ветхом Завете?" После этого Манес спрашивает Архелая: "Который бог ослепляет? Ибо Павел говорит: "Поэтому Бог века сего ослепил умы неверующих, чтобы для них воссиял свет познания славы Евангелия Христа". Архелай, подчеркивая, ответил: "Прочти то, что написано здесь: "Если же и закрыто Евангелие наше, то закрыто для погибающих". Видишь, что "закрыто для погибающих"? "Не надо давать святыни псам". Разве только Бог Ветхого Завета ослепил умы неверующих? Разве и сам Иисус, ослепивший Павла, не сказал: "Потому говорю им притчами, что они, видя, не видят"? Разве ненавидя их Он хотел, чтобы они видели? Или за их недостоинство, что закрыли свои глаза? Там, где само­вольное лукавство, оттуда удерживается воссияюшая бла­годать. Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимается и то, что, как ему кажется, он имеет. Некоторые справедливо толкуют так, это так и есть, ибо не плохо сказано. Он ослепил умы неверующих, как Христос глаза Павла, но он ослепил их ради добра, чтобы они обратили взоры свои к святому. Он не сказал: "ослепил их души", но умы неверующих. Смысл сказанного такой: ослепи блудные понятия блудника - и спасен человек. Ослепи разбойничьи и хищнические понятия разбойника - и спасен человек. Не хочешь так понять, есть и другое толкование. Солнце ослепляет людей с тупым зрением; люди с больными глазами ослепляются, повреждаясь от света не потому, что солнце ослепительно, а потому, что сущность глаз хворая. Так и неверующие, будучи душой больными, не могут посмотреть на божьи лучи. Он не сказал, что ослепил их умы, чтобы для них не воссияло Евангелие, а чтобы для них не воссиял свет славы Евангелия Христа. Всем разрешается услышать Евангелие, но слава Евангелия Христа предназначалась для Его настоящих рабов. Господь говорил притчами с теми, которые не могли слушать, а своим ученикам отдельно он объяснял смысл притчей. Воссияние славы - для просвещенных, а ослепление - для неверующих. Тебе, новообращенному, сейчас церковь рассказывает эти таинства, ибо не принято об этом рассказывать язычникам. Мы язычникам не рас­сказываем о таинствах об Отце, Сыне и Святом Духе, а также при новообращенных о таинствах не говорим ясно, а часто говорим скрыто, чтобы знающие верующие поняли, а незнающие не получили вреда".
15. Такими и многими другими путями ниспровергался дракон, и в подобных схватках побеждал Манеса Архелай. Убежавший из тюрьмы убегает и оттуда от противника и приходит в одно очень бедное селение, подобно змею в раю, который оставил Адама и пришел к Еве.
Но добрый Архелай, озабоченный об овцах, узнав о побеге, тотчас поспешно приступил к поискам волка. Манес, увидев супостата, неожиданно выскочил и убежал, но в последний раз. Ибо телохранители персидского царя, ища его повсюду, схватили беглеца и кару, которую он должен был получить от Архелая, дали ему слуги царя. Был пойман Манес, которому поклонялись его ученики, как Параклиту, и повезен к царю. Царь поносил его за ложь, насмехался над его рабским происхождением и над побегом. Он отомстил за убийство мальчика и тюремщиков и осудил его, приказав, согласно персидскому закону, содрать кожу с Манеса. Остальное тело его было выброшено зверям, как пища, а кожа - сосуд злейшей мысли, - была повешена, подобно мешку, перед воротами. Назы­вающий себя Параклитом и объявляющий предсказать будущее, не предугадал о своем побеге и поимке.
16. До Манеса был и другой учитель такого зла по имени Заранее, который был его единомышленником. У антихриста Манеса было двенадцать учеников: его преемник Сисинний, Фома, составивший манихейское евангелие, носившее его имя, Будда, Гермас, Адант и Адимант, которого послал Манес в разные страны проповедником заблуждения. Толкователями и записывающими его учения были Гиеракс, Гераклид и Афтоний. Остальные три ученика его были: составитель Семисловия Агапий, Заруас и Габ-риабий. Пусть никто не читает Евангелие от Фомы, ибо оно не труд одного из двенадцати апостолов, а одного из двенадцати грешных учеников антихриста Манеса, также Семисловие Агапия, сборник посланий и вообще не прочтет ни одной книги, изложенной этими нечестивцами на вред многим и на погибель собственной души. Наша святая православная и апостольская церковь их всякую книгу, как содержащую нечестивые учения и как полную всякой хулы, все называемые у них молитвы, но в действительности колдовства вместе с изложившими их, как изобретателей великих бедствий и вождей погибели, предала анафеме; она предала анафеме также их учеников.
17. Поэтому пусть никто не общается, к своему не­счастью, с душегубными манихеями, которые, расхлебывая похлебку из шелухи, притворяются, что держат страшный пост, клевещут на Бога - Творца пищи, будучи про­жорливыми, которые проповедуют, что вырывающий какое-нибудь растение превращается в него. Но если вырывающий растение или какую-нибудь зелень превращается в него, во сколько таких подобных должны превращаться земле­дельцы и садовники? На сколько таких растений поднял свой серп садовник, как мы видим, но любопытно, во что он превратился? Правда, что эти учения осудительны, полностью смешны. Тот же самый человек, будучи пастухом овец, пожертвовал и овцу, убил и волка, но в кого он превратился? Манихеи - это рождение праздности, не работающие, но съедающие заработанное работающими; с улыбкой на лице они получают пищу от приносивших ее им, но вместо благословения дают им взамен проклятия. Когда какой-нибудь безумный приносит им что-нибудь, манихей говорит ему: "Постой немного снаружи, а я благословлю тебя". Потом, как признались раскаившиеся из них, манихей, взяв в руки хлеб, говорит ему "Я не пек тебя" и проклинает единственного всевышнего Бога, и проклинает пекшего его, и после этого кушает приго­товленный. Если ты ненавидишь пищу, почему улыба­ющимся лицом обратил свои взоры к приносившему? Если у приносившего имеешь благодати, почему богохульствуешь приготовившего и творившего Бога? Манихей продолжает, обращаясь к хлебу: "Я не посеял тебя, да будет посеян посеявший тебя. Я не пожинал тебя, да будет пожат серпами пожинавший тебя. Я не пек тебя в огне, да будет испечен пекший тебя". Хорошее возмещение, нечего ска­зать!
18. Все это, конечно, очень плохо, но никакого срав­нения с остальным. Не осмелюсь при женщинах и мужчинах рассказывать об их бане. Не осмелюсь сказать, во что обмакивают смокву и дают несчастным, но скажу только иносказательно. Действительно, мы мараем язык, говоря подобные вещи. Неужели язычники гнуснее их? Неужели евреи нечестивее их? Неужели блудники грязнее их? Зани­мающийся блудом на час, сделал это ради желания, но потом, замечая худое в поступке, как запятнанный, знает, что нуждается в бане, знает гнусность поступка. А манихей по своему обычаю все это делает в середине алтаря и оскверняет и язык, и уста. Скажи мне, ты принял бы из таких уст учение? Вообще, встречая его, поцеловал бы его? Не считая остальное нечестивее, не избегал бы этих зараженных, наихудших из всех распущенных, самых гнус­ных по сравнению с прежними еретиками? Итак, завещает это церковь, учит и прикасается к тинам, чтобы ты не пачкался, получает тяжкие ранения, чтобы ты не пора­нился. Тебе достаточно знать об этом, а испытывать - воздержись. Громит Бог, мы все дрожим, а они хулят; мечет молнию Бог. мы все наклоняемся, а они обращают свои хулящие языки к небу. Нам Господь и Бог Иисус говорит про своего Отца, что "Он восходит свое солнце над злыми и добрыми, посылает дождь на праведных и неправедных", а они говорят, что дождь происходит от любовной мании. Они дерзают говорить, что на небе находится красивая девушка вместе с красивым юношей, которым во время случки верблюдов или волков приходит постыдное желание. Зимой этот юноша бешенно преследует девушку, которая бежит от него, а он, бегая за ней, потеет. И вот от его пота, говорят, происходит дождь. Это написано в мани-хейских книгах. Это мы прочли, не веря разговорам. Ради вашей безопасности мы занимались изучением их пагубной ереси. Да спасет нас Господь от такового заблуждения.
19. А Сократ Схоластик, писавший Церковную Историю, коротко излагая о Скифиане и Теребинте, переименовав­шемся в Буддаса, и о Манесе, полностью соглашается с великим отцом нашим Кириллом. Но и все священное и божественное Писание сильно порицает их ересь. Поэтому их преемники, не имея возможности переносить порицания, но вместе с тем желая прикрыть зло, замышляют лукавый способ. Отвергают вышеупомянутые безбожные манихей-ские книги, а содержащуюся в них одну только суть передают от поколения в поколение устно. Они постанов­ляют и следующее: нельзя читать других книг, кроме только Евангелия и святой книги Апостола. Это они делают со следующей целью: чтобы по отсутствии манихей-ских книг и находившихся у нас древних книг, неоднок­ратным чтением Евангелия и апостолической книги, смогли иметь очевидный повод осуждать истину и обманывать невежественных и простых людей, что от Христа и от проповеди проповедника прославленной веры апостола Павла они получили подобную отвратительную ересь. Кро­ме того, они стараются благоухающим и чтимым именем Христа покрыть наихудший обман, как волка овечьей шкурой. Читая одни только эти книги, они могут повернуть толкование по собственному желанию, но никоим образом остальных божественных писаний. Итак, они отбрасывают ветхозаветные книги, как я сказал, чтобы не порицали их, как и книги наших божьих отцов церкви, чтобы корень их зла не был с их помощью побежден и все они избегают их, как огня. Но мы, желая, чтобы корень этот был окончательно побежден, приведем свидетельство и другой книги и поставим его здесь для большей убедительности.
20. Наш великий и чудотворный отец Епифаний Кипр­ский, упоминая о порицании Манеса и о смертной казни, вынесенной ему персидским царем по божьему правосудию, пишет следующее. В девятом году царствования римских императоров Валериана и Галлиена отправился Манес из Персии, убежав из тюрьмы, куда он был заключен за убийство сына персидского царя. Он, поспорив с епископом Кархаров Месопотамии Архелаем, но без успеха, тайком убежал оттуда. Войдя в селение Диодорис Кархарского округа, он спорил с неким Трифоном, святейшим прес­витером, и окончательно был им опозорен. А Архелай, узнав, что Манес пришел к Трифону и спорит с ним, быстро настигает его и. тотчас же, поспорив с ним, опозорил его. Народ собирался сейчас же умертвить Манеса, но спасенный епископом Архелаем, он вернулся в Персию. Персидский царь, узнав его, приказал содрать с него кожу. Таким образом кончил свою жизнь Манес.
21. Некоторые из его учеников дошли до Самосата в Армении и, посеяв там плевелы коварства, обманули многих тамошних армян. Спустя некоторое время, корень злейшего посева, разрастаясь, принес многим смертоносные плоды на всем протяжении вплоть до Фанарии. Ибо некая женщина из Самосата по имени Каллиника, которая имела двух сынов, Павла и Иоанна, этих двух змей - породившая их ехидна, воспитав и обучив гнуснейшей ереси, послала их из Самосата проповедовать заблуждение. Они перешли в одно селение прихода Фанарии и, найдя жителей его невежественными и неустойчивыми в вере, посеяли там яд коварства и горькие плевелы дьявола. Поэтому до сих пор селение называется Эписпарис, а ересь получила название от имени проповедовавших, ибо с тех пор они начали называться павликианами вместо манихеев. Наши благочестивейшие и православные цари, побуждаемые божьим решением, чтобы эта зараза, распространяясь, не заразила многих из нас, время от времени убивают мани-хеев. находившихся на территории Ромейского государства, согласно изречению Господа, сказанному в Евангелиях: "Тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною".
22. Много было врагов у божьей церкви, но всегда у нее бывает гораздо больше побед с помощью Христа. Ненавистник добра, изобретатель козней дьявол, как некий весьма страшный и жестокий враг, неудачно опорожняя свой колчан в виде прежних ересей, свою самую смер­тельную стрелу против человечества пустил в последние времена, ибо, согласно боговдохновенному и святейшему писанию, дьяволу разрешено будет действовать в конце веков не скрыто, а открыто. Там говорится, что антихрист под воздействием коварного совершает чудеса, "чтобы прельстить, если возможно, и избранных". Итак, выражая свою дерзость во всех ересях, он выказал свое высокомерие в гнусной ереси манихеев, называемых павликианами. Он даже убедил получающих ранения людей не объявлять о них и выпивать яд, как сладкое вино. Теперь все издеваются и смеются над ним и над его последователями, как над смешными и глупыми. Его злость была открыта в дни наших благочестивых, православных и великих царей Васи­лия, Константина и Льва. Поскольку злейший яд был скрытым, почти никто не знал о гнусных павликианах, но теперь их открывают с помощью бессонных молитв и забот, приятной Богу бдительностью и искусным управ­лением миротворцев и православных великих царей наших. Скрытое коварство этой гнусной ереси осталось неизвес­тным всем царствовавшим до них, но оно стало ясным нашим святым и великим царям. Ибо пора было, чтобы эти коварства были открытыми...
23. О происхождении этой гнусной ереси мы уже сказали, когда подробно повествовали о Манесе и об остальных - о Павле Самосатском, сыне манихеянки Каллиники, и о брате его Иоанне. Но что касается тех, о которых мы будем рассказывать далее, они, хотя и прибавили к прежним еретическим учениям кое-какие пустословия, но в общем остались подлинными учениками предшествующих ересиархов, как будет сказано подробнее. Теперь же расскажем о том, кто были эти выступившие в последнее время ересиархи, на которых опираются павли-киане и кого считают своими учителями. В царствование Константина, внука Ираклия, в селении Мананалис возле Самосата в Армении выступил некий армянин по имени Константин. Это селение до сих пор вскармливает манихеев. Этот Константин приютил в своем доме на несколько дней некоего дьякона, возвратившегося, как точно мы узнали, из Сирии на свою родину и остановившегося по пути в Мананалисе. Этот пленный принес с собой из Сирии две книги: Святое Евангелие и книгу Апостола, которые отдал в дар Константину, в качестве платы за гостеприимство. Последний, получив обе книги и видя, что его беззаконная, гнусная ересь противна всем и все избегают ее из-за содержащихся в ней богохульств и постыдных деяний и, вместе с тем, желая возобновить зло, с дьявольской энергией измышляет следующее: он повелевает своим ученикам не читать больше никаких других книг, кроме Евангелия и Апостола. Он надеялся с помощью этих книг скрыть вред, причиняемый ересью. Это похоже на то, как дающие пить людям смертельный яд, прикрывают его медом. Таким образом, взяв из вы­шеупомянутых манихейских книг всю суть каждого бого­хульства, он смог с помощью сатаны искажать мысли Евангелия и Апостола в толковании по собственному желанию. И он, как уже говорилось, выбросил часто упоминавшиеся нами манихейские книги. Ибо они и есть, главным образом, причина того, что многие из-за них предаются мечу. Ибо наши божественные и православные цари настоящих христиан, наряду со своими всеми добрыми и доблестными деяниями, повелевают и следующее: мани­хеев и монтанистов карать мечом, их книги предавать огню и если найдется кто-нибудь скрывающий эти книги, вынести ему тот же самый смертный приговор, а его имущество конфисковать.
24. Ученик Манеса Константин, желая обманом окон­чательно погубить своих учеников и заставить их легко принять сказанное им, хотел отбросить от себя, как недопустимые, чудовищные высказывания и богохульства Валентия, т. е. о тридцати поколениях и богах, также выдуманную повесть Кубрика о дожде, согласно которой дождь происходит от пота красивого юноши, преследующего девушку, и другое. Он это сделал не с целью спасения от величайших бедствий, а чтобы многих притянуть к себе. Одобряя безнравственность и мерзости пользовавше­гося дурной славой Василида и зловонное болото всех остальных, он выступил как некий новый вождь погибели. Поэтому все теперешние наследники манихеев, будучи незнакомыми с этими уловками, с готовностью предают анафеме Скифиана, Буддаса и Манеса, которые были первыми вождями ереси. А этого Константина, называвшего себя также Сильваном, и выступивших после него, почи­тают как апостолов Христа и приравнивают к Павлу. Этот Константин, он же Сильван, оставив Мананалис, пришел в крепость Кибоссу у Колонии, где и поселился. Он говорил там, что является Сильваном, упомянутым в посланиях апостола Павла, которого Павел, как верного ученика, отправил в Македонию. Он показывал своим ученикам книгу Апостола, которую получил от вышеупо­мянутого пленного дьякона и говорил: "Вы являетесь македонянами, а я - Сильван, посланный Павлом к вам". И это говорил он, выступая шестьсот лет спустя после мученичества Павла, как было сказано выше, при царе Константине, внуке Ираклия.
25. Там он прожил целых двадцать семь лет и, обманув многих из местных жителей, умер потом смертью, достой­ной своей проповеди. Царь, не знаю каким образом, узнав о нем, отправляет туда некоего придворного по имени Симеон, поручив ему избить камнями работника ереси, а его учеников, обманутых из-за своего невежества, отдать церквам Бога для обращения и исправления. Но они остались неисправимыми. Так и произошло, Симеон, при­быв туда и взяв с собой некоего из местных архонтов по имени Трифон, пошел на то самое место, схватил всех и, приведя их в южную сторону крепости Колонии, поставил несчастного Константина против его учеников и приказал последним бить его камнями. Ученики брали камни, но бросали их назад, щадя собственного учителя, как посланного им Богом. Этот Сильван за несколько лет усыновил некоего Юста, которого обучил манихейской ереси и получил тогда от него вознаграждение, достойное его воспитания и учения. Юст, получив приказ от придвор­ного и взяв камень, бросил в него и убил, как нового Голиафа. Исполнились на этом слова Давида, которые гласят: "Рыл ров и выкопал его; злоба его обратится на его голову". И эта местность из-за собранных там камней была названа "Соросом", и так называется поныне.
26. Согласно царскому повелению, Симеон отдал уче­ников Константина церквам божьим для обращения, но они остались необратимыми, предпочитая умереть ерети­ками, чем своим покаянием добиться милости Бога и обрести счастье вечного спасения. Их допрашивал Симеон, но сам, не имея богословского образования и, более того, будучи легкомысленным, примкнул к этой губительной ереси. Возвратившись к царю, он три года оставался в Константинополе у себя дома, где основательно подпал под воздействие дьявола и, выбросив все, тайком убежал. Он пришел к вышеупомянутому Кибосу, где собрал вместе учеников Константина и стал наследником ереси. Подобно ересиархам, выступившим до него, желая себе приписать добрую славу, назвал себя Титом. Я его назову не Титом (ибо он не был похож на критского епископа, рукополо­женного апостолом Павлом), а Китом, потому, что он был подобен морскому киту, который скрывается в водах. Некоторые рассказывают о морском ките следующее: что он называется аспидолхелоном, величиной он подобен острову, голос у него грубый. Из-за этого моряки не узнают его и бросают на него якоря, вбивают колья, за которые привязывают корабли. Но когда зажигают на нем костер, животное, согревшись, погружается внезапно и так топит всех в глубинах моря. Так и он. Не узнавших силы его зла, не избегавших его грубого голоса, а обративших внимание, забрасывающих на него якорь надежды, он низвел через огонь в глубины ада, ибо он и заблуждавшиеся вместе с ним погибли на костре и отправились в не­угасимый огонь.
27. Там он оставался три года и обманул многих; затем между вышеупомянутым Юстом, убившим ударом камня Константина, и Симеоном-Китом возник спор вокруг апос­тольского изречения, которое находится в послании к Колоссянам и которое гласит: "Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: Престолы ли. Господства ли, Начальства ли, Власти ли, - все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего и все Им стоит". Выступает Юст и говорит: "Не обманываем ли мы людей и не губим ли души людей безумно, проповедуя противное апостольским изречениям, из-за чего во время страшного суда мы расплачиваемся за грехи их душ?" Симеон остался неубежденным, а наоборот, по своей привычке искажал смысл изречения, пытаясь толковать его по собственному желанию. Между Юстом и Симеоном возникла большая ссора, после чего Юст поднимается к епископу Колонии и, желая узнать настоящий смысл апостольского изречения, сообщает ему все о себе, об остальных своих единомышленниках и о своей ереси. Епископ незамедлительно осведомляет об этом царя Юсти-на, царившего после Ираклия. Царь, узнав об этом, повелел допрашивать их вместе, остающихся в заблуждении предать огню, что и имело место. Около Сороса сложили большой костер и в нем сожгли всех сразу.
28. Один из них, по имени Павел, по происхождению армянин, вместе со своими двумя сынами: Гегнесием и Феодором, убегает и приходит в вышеупомянутый Эпис-парис, о котором мы подробно говорили, когда расска­зывали о сынах Каллиники - Павле и Иоанне... Павел своего сына Гегнесия отдает училищу безбожия, переиме­новав его в Тимофея. Между обоими братьями, Гегнесием и Феодором, возникает распря. Каждый из них говорил, что сам получил божью благодать святого духа. Эти поборники гнусности, споря между собой, ненавидели друг друга большой ненавистью и так продолжалось до конца их жизни.
29. Узнав о них, царь (тогда был Лев Исавр) призывает к себе Гегнесия-Тимофея, скорее Фимофея 5, и отправляет его к Константинопольскому патриарху., Увидев его, пат­риарх спрашивает: "Почему ты отрекся от православной веры?" Он отвечает: "Анафема отрекшемуся от православ­ной веры". Он православной верой считал свою собствен­ную ересь. Патриарх задал ему вопрос: "Почему не веришь и не поклоняешься честному кресту?" Он отвечает: "Ана­фема не поклоняющемуся и не почитающему честной и животворящий крест". Он крестом считал Христа, который с распростертыми руками создал образ креста. Опять спрашивает его: "Почему не почитаешь святую богородицу и не поклоняешься ей?" Он отвечает: "Анафема не пок­лоняющемуся пресвятой богородице, в которую вошел наш господь Иисус Христос, матери всех нас". Он считал таковой верхний Иерусалим, в который вошел предтечей За нас Христос. Опять спрашивает его патриарх: "Почему ты не причащаешься нетленным телом и чтимой кровью нашего господа Иисуса Христа, а, наоборот, оскорбляешь это?" Фимофей отвечает: "Анафема не причащающемуся телом и кровью нашего госиода Иисуса Христа и оскор­бляющему его". Он имел в виду Его изречения. Потом, будучи спрошен о святой православной и апостолической церкви, он отвечал подобным образом, называя правос­лавной церковью манихейские сборища. Также и отно­сительно крещения он говорил, что крещение есть сам Господь Иисус Христос и нет какого-нибудь другого, ибо написано: "Я вода жизни". Таким образом, Фимофей, искажая все и каждый раз предавая анафеме, был признан непричастным к злу и, получив от царя сигиллий, пришел опять в Эписпарис. Там он, собрав всех своих учеников, бежит вместе с ними в богоненавистный Мананалис, откуда выступил вышеупомянутый Константин. Там он оставался много лет и, наконец, придя в крайнее бешенство и, получив от злых ангелов послание гнева, ярости и печали, был сражен Богом - умер от чумы, будучи поборником нечестия целых тридцать лет.
30. Он имел сына по имени Захарий, который, когда пас за плату коз, на дороге нашел в пеленках выброшенного незаконнорожденного ребенка. Блудница умеет выбрасывать на улицу своих детей, боясь своего преступления. После смерти Гегнесия его ученики разделились на две части. Одни примкнули к Захарию, остальные к Иосифу Неза­коннорожденному (так он звался). После того, как между ними возникла большая распря, как это бывало между ересиархами и до них, каждый из них считал, что он сам получил благодать Духа: оба оказались под воздействием нечистого духа. Захарий разозлился, как-будто лишался отцовского наследства и, побив камнем Иосифа-Афронита, чуть не убил его. Через некоторое время каждый, возглавляя своих учеников, хотел тайком убежать из этой местности, но, как только они удалились от селения, агаряне начали подозревать, что они хотят пройти в Романию и начали отыскивать их. Захарий, как увидел направление агарян, бросил своих учеников и сам убежал, а агаряне, дойдя до них, побили их мечами. Поэтому остальные поносили Захария за то, что он не был настоящим вождем, а наемником.
31. Иосиф-Афронит, узнав об этом, изменяет направ­ление повозки, как будто едет в Сирию, и когда прибли­зились к нему сарацины, сказал, что они будто идут пасти животных и варить сыр. Агаряне, получив такой ответ, оставили их в покое и ушли. Иосиф-Афронит, пользуясь удобным случаем, побежал вместе со всеми своими от этого места и пришел в неоднократно упомянутое селение Эписпарис, где был с радостью встречен его жителями. Все, зажегши лампады, с большой почестью встречают его, достойного большого нечестия, как будто он был учеником Христа. Узнав об этом, некий благочестивый муж из местных архонтов, по имени Крикорахес, во главе многих воинов окружил дом, где остановился ученик Манеса, Ему удалось схватить его учеников, но сам Иосиф убежал во Фригию, а оттуда в Антиохию Писидийскую. Он также, будучи подвижником этого зла тридцать лет, говорил своим ученикам, что он сам ученик апостола Павла Эпафродит. и что он послан к ним Павлом. Но вернее назвать его Афронитом 6, ибо он был совсем не­грамотным и непричастным к благоразумию. Сделав мно­гих ответственными в коварном зле перед вечным нака­занием, он кончил свою жизнь там в местности называемой Хортокопион. Еще при его жизни одна из его учениц в Армении имела от незаконной связи с одним из его учеников, как говорят, евреем, сына, пресловутого и гряз­ного Ваана. Этот Ваан и наследует Афрониту и становится учителем зла, а ересь, полную всякой нечисти, он хранил цельной, как ее получил от прежних ересиархов. И привел он много безумных к окончательной погибели.
32. Через некоторое время выступает еще один против­ник истины из города Тавии. Вблизи него есть селение, называемое Анния, в котором жил некий муж по имени Дриин. Он имел сына, называемого Сергий, поборника дьявола: Сергия, превратившего многих людей из овец в волков и с их помощью разогнавшего паству Христа; Сергия, страшного овцеобразного волка, притворившегося коварно добродетельным и таким путем обманувшего мно­гих людей; Сергия, врага креста Христова, превратившегося в уста безбожия, обидчика богоматери и всех святых; Сергия, врага апостолов Христа, ненавидевшего пророков, искажавшего Святое писание и обратившегося к мифам и лжи; Сергия, ненавистника Христа, врага церкви, през­ревшего Сына Божьего, осквернявшего кровь завета и хулящего дух милости; Сергия, считавшего себя Парак­литом, назвавшего себя Тихиком, которому ученики его поклонялись, как Святому Духу; Сергия, любимца тьмы, назвавшего себя сияющей звездой. Почему же я продолжаю говорить и не заключаю своего слова скорее? Я же знаю, что не хватило бы всего века должным образом расска­зывающему о его злости. Этот Сергий еще в молодости беседует с одной женщиной-манихеянкой и, будучи обма­нутым ею, становится предтечей антихриста. Надо же, чтобы учителя самой противной ереси происходили или от сарацинов, или от рабов, или были рождены от блуда, или введены женщинами в заблуждение.
33. Расскажем о нем, в частности, чтобы не думали, что напрасно обвиняем его. Прежде всего, скажем о том, как этот несчастный примкнул к этой ереси, затем приведем отрывки из его изречений, чтобы показать вам, какой он, вернее, каким он был, этот несчастнейший. Будучи еще молодым, он встретился с некоей бесстыдной женщиной-манихеянкой, как уже сказано. Эта ученица дьявола, будучи лукавой и коварной, говорит ему: "Я слышала о тебе, владыка Сергий, что ты очень грамотный, образованный и во всех отношениях добрый человек. Скажи же мне, почему не читаешь святые евангелия?" Сергий легко под­дается обману ее слов, более того, не имея представления о скрытом в ней яде зла, ответил: "Неудобно читать их нам, светским лицам, а только священникам". Она говорит ему: "Это не так, как ты думаешь; у Бога нет лицеприятия, ибо Господь хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Но, так как ваши священники торгуют божьим словом и скрывают находившиеся в евангелиях таинства, не читают вам все, что там написано так, чтобы вы поняли. Одно читают, другое нет, чтобы вы не достигли познания истины. Ибо в них написано: "Некоторые скажут в тот день: Господи, Господи, не Твоим ли именем бесов изгоняли? и многие чудеса творили?" А Царь небесный, отвечая, скажет им: "Аминь, аминь, говорю вам, что не знаю вас". Ищи и увидишь, не написано ли так. Кто они такие, которым Господь скажет: "Не знаю вас?" Безрас-суднейший Сергий, будучи невежественным, удивленно молчал.
34. Евангельское изречение надо так понять. И сегодня можно найти таких христиан, которые думают, что живут благочестиво. Они знают, что с помощью волшебства можно часто изгонять бесов, лечить болезни и страсти, как это делали в прошлом сыны Секвы или так называемые заклинатели. О них написано в Деяниях апостолов, что они, заклиная бесноватых, говорили: "Заклинаем вас име­нем Христа, которого проповедует Павел, выходите вон от людей". Бесы, испуганные напоминанием имени Христа, изгонялись. Некоторые так поступают и теперь и не ведают, что из-за волшебства они лишаются своего спа­сения. Они в тот день скажут: "Господи, Господи, не Твоим ли именем бесов изгоняли и многие чудеса творили". А Господь ответит им: "Аминь, аминь, говорю вам, не знаю вас". Есть и такие люди, которые, хотя и вступили в монашество и жили безукоризненно, но из-за своего неумения и невежества примкнули к ересям и поэтому не обретут небесного царства. И чтобы в тот день спра­ведливый судья не остался в чем-нибудь в долгу перед ними, они получают здесь милости лечения, чтобы когда крикнут: "Господи, Господи, не Твоим ли именем многие чудеса творили?", услышали в ответ: "Друг! Я не обижаю тебя; ты получил свое в своей жизни, ныне возьми свое и пойди!"
35. Сергий, не зная этого и тому подобное, ищет в евангелиях и, находя изречения о которых говорила не­счастная, спрашивает ее: "Скажи мне, относительно кого сказал это Господь?" Она тогда не ответила, но спросила: "О ком сказал Господь, что "многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковым в царстве небесном? А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю"? Кто они такие, "сыны царства"? Сергий, не зная, не мог ответить, что речь идет об израилитах, которых касается усыновление, вера в обетование (Христос израилитов называет детьми, как, например, он сказал ханаанянке: "Нехорошо взять хлеб у детей". Но они были изгнаны, потому что распяли Его). Несчастный Сергий не был знаком с этим и, думая, что эта неистовая является вождем спасения, начал спрашивать ее подробно об уже сказанном. Она же, будучи вождем погибели, у которой уста были похожи на открытую могилу, начала возводить хулу на святых, говоря: "Сыны царства, это твои святые, которые изгоняют бесов, исцеляют страсти людей, которых ты почитаешь как богов, покинув живого и бессмертного Господа. Они и услышат в тот день из уст справедливого судьи, что "никогда не знал вас". Таким образом, она, прочитав сначала до конца все написанное в евангелиях, искажая смысл каждого слова, так как видела, что он уступает, через короткое время сделала из него орудие дьявола; и она также точила против человечества страшную стрелу, подобно которой еще не было раньше. Ибо. выступавшие до него, хотя и особо выделялись в своем зловонном болоте разврата гнусными, постыдными делами и богохульством, но люди их избегали и все гнушались их. поэтому число обманываемых ими было незначительно. Но этот. отбросив мерзости и многие распутства прежних. принял все порицания, как спасительные догмы. Он ко­варно приписал себе некоторые добродетели, под личиной благочестия скрывая волка в овечьей шкуре. Отказавшись от силы благочестия, он показался незнающим замеча­тельным вождем спасения. Зло уподобляется благочестию. а плевелы стремятся считаться пшеницей. Такими уловками до сих пор обманывают неустойчивых. Да будем мы спасены от их злобных уловок с молитвами и предста-тельством совершенно чистой и всесвятой владычицы на­шей, настоящей и истинно богоматери и вечной девы Марии и всех святых. Если даже этих несчастных отдадут окончательной гибели, они не откроют свою великую тайну - отрицание Бога.
36. Поборник дьявола Сергий, обучившись у пагубной женщины ереси и думая, что все люди, верующие в нашу настоящую, чистую и благочестивую веру истинных хрис­тиан, близки к гибели, выступает с сатанинским рвением и становится новым проповедником заблуждения. Назвав себя Тихоном, упомянутым в посланиях апостола Павла, он всем говорил, что он ученик апостола и что послан им проповедовать. Но проповедовал он не слово божье, а гибельное заблуждение. Он неутомимо скитался по всем городам и странам, в которых за восемьсот лет до этого апостол проповедовал слово истины, и, отвращая многих от православной веры, принес их дьяволу. Об этом он пишет в одном из своих посланий "с востока до запада и с севера до юга я путешествовал пешком, проповедуя Евангелие Христа и устал". Он действовал целых тридцать четыре года со времен Ирины Августы до времен царя Феофила и подготовил настоящее восстание, о котором предсказал апостол Павел фессалоникийцам и которым заразилась большая часть церкви Христовой. Одних он лишал преходящей жизни, лишив их имущества и убив преждевременно, других, следовавших за его гнусностями, лишал и вечной жизни; многих супругов он разводил и дал своим ученикам осквернить их ложе; многих младенцев, отрывая от материнской груди, с помощью своих учеников одних умертвил, других же, лишив их родителей и отчуждая от живого Бога, спасшего всех Своей кровью, продал агарянам; много красивых юношей и девушек единородных, разлучая с родителями, отдал варварам в рабство. Он сослал в чужие страны родственников и друзей, многих братьев и сестер, разобщая их и лишая имущества, стон и плач которых поднимается до небесных врат. Многих монахов и монахинь, посвятивших свою девственность Христу, испортил с помощью своих учеников и, отчуждая их от монашеской жизни, удалил их от Бога. Много священников и левитов оторвал от православной веры и, сделав их из овец дикими зверьми, подготовил людоедов. Многих умертвил в оковах и темницах, а других из богатых сделал бедными. Стоит ли поклоняться ему, причине стольких бедствий, как Параклиту? Ибо его ученики, молясь его именем, говорят: "Пусть молитва Святого Духа помилует вас".
37. Сергий говорит: "Я неповинен в этих бедствиях, ибо неоднократно предлагал им прекратить пленение роме-ев, но они не послушали меня". Но как ты выставляешь себя невиновным? Если они не слушали тебя, то почему ты согласился быть вместе с непослушным народом, ко­торым ты не был в состоянии править? Почему жил с ними до конца жизни? Если ты исповедовал им путь Христа, почему не учил их следующему, сказанному Гос­подом: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой?" Я могу осудить тебя твоими же собственными изречениями. Ты писал твоим ученикам Колонии следу­ющее: "Увидев доказательства вашей веры, напоминаем вам, что как прежние церкви приняли пастырей и учителей (перечисляет Константина и остальных), так и вы приняли светлую лампаду, сияющую как светильник, звезду и проводника к спасению, согласно написанному: "Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло". О, ты, несчастнейший, полный всякого беззакония, если ты, как говоришь, ученик Павла, почему ты не берешь примера со своего учителя? Он себя называл негоднейшим чело­веком, выкидышем и самым малым апостолом. А ты, сотворивший столько зла и ничего доброго, проявляешь более чем фарисейскую надменность? Ты не читал изре­чение, которое гласит, что тот не достоин, кто сам себя хвалит, даже если он говорит правду. Как ты, целиком темный умом и разумом, счел себя сияющей, как светиль­ник, звездой, светлой лампадой, проводником к спасению. Ты, безумный и тупой, погубивший множество человеческих душ, вообразил себя оком тела церкви Божьей? Насчастный, как ты, будучи слепым, стал для других проводником к спасению? Ты не читал, что "если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму"? Какой из твоих добродетелей можно завидовать? Что кричишь: "Подражайте мне и храните предания, которые получили от меня". Плод твоей веры и проповеди породил большое нечестие. Пока твои ученики не были знакомы с тобой, были овцами, а теперь, поз­накомившись с тобой, а вернее, после того, как ты познакомился с ними, превратились в зверей и людоедов; и дальше он говорит: "Да не обольстит вас никто и никак. Имея от Бога этот обет, крепитесь. Мы, будучи уверены в ваших сердцах, пишем вам, что привратник, добрый пастырь, вождь тела Христова и светильник дома Божьего - это я. Я с вами все время до конца века, и хотя я отсутствую телом, но духом нахожусь с вами. Итак, радуй­тесь, усовершайтесь и Бог мира будет с вами".
38. О ты, враг истины, сын дьявола и делатель всякого злодеяния. Как ты дерзнул говорить такие вещи, равняя себя с Богом? Вознесшийся - унизится, и пуста слава, прославляющая себя. А хулящему Святой Дух нет прощения ни в настоящем, ни в будущем веке. А ты повинен во всем этом.
Затем он говорит: "Добавлю, что церковь Коринфа основал Павел, а Македонии - Сильван и Тит". (Маке­донией он считает Кибосское сборище, а Константина и Симеона называет Сильваном и Титом). "Ахайскую церковь основал Тимофей". (Он имеет в виду Мананалис, а Гегнесия называет Тимофеем, настоящего Фимофея). "Церкви фи-липпийцев служил Эпафродит". (Он имеет в виду неза­коннорожденного Иосифа Козопаса, настоящего афронита, а его учеников называет филиппийцами). "В церквах лаодикийцев, ефесян и колоссян проповедовал Тихик". (Колоссянами он называет жителей Аргауса, ефесянами - еретиков Мопсуестии, а лаодикийцами - псов-жителей Собачьего места. Об этих всех говорит, что три последние церкви составляют одно целое и они все представлены только одним Тихиком). Видишь, как он выдает себя за учителя в сборищах антихриста, которым он, с целью обмануть многих, безумно и очень глупо дает имена церквей Христа, упомянутых в посланиях апостола и получивших свои наименования очень давно.
39. Скажи мне, клеветник, обвинитель истины, как мог апостол Павел основать только церковь Коринфа, когда он проповедовал на всем протяжении от Иерусалима до Иллирии? И если упомянутые тобой ересиархи были учениками Павла, каким образом и где учились у него, если они родились спустя восемьсот лет после него? Как ты смеешь бороться против истины? Как не краснеешь, обманув столько народа ложными изречениями и наиме­нованиями? Почему человеческую славу ты предпочел Божьей и призываешь всех, чтобы приняли тебя как апостола Христа? Как в твоем обращении ко Льву Мон-танисту: "Ты держи себя прилично и перестань раздроблять непоколебимую веру. Какое у тебя отношение против нас? Ты не можешь сказать, что я корыстолюбив или высоко­мерен по отношению к кому-нибудь. Если и скажешь, твое свидетельство ложно, но я не стану ненавидеть тебя, а только призываю тебя, чтобы подобно тому, как я принял четырех апостолов и пророков, ты бы тоже принял пастырей и учителей, чтобы не стал жертвой зверей". В другом месте ты сказал: "Первый блуд, который мы приобрели от Адама - благодеяние, но второй - это самый большой блуд, о котором говорит Павел: "Блудник грешит против собственного тела". Ты добавляешь: "Мы - тело Христово, и тот, кто отрекается от преданий тела Христа, т. е. от моих, грешит, ибо прибегает к поучающим иному и не верует здравым словам". Скажи ты, защитник нечестия, каким образом блуд стал благодеянием, когда сам блудник осуждает его после совершения поступка, и все боговдохновенные писания его укоряют? Как ты дерзнул твоим бесстыдным равнодушием упразднить изречения Гос­пода, которые даже скрыто говорят о прелюбодеянии? Христос говорит, что "всякий, кто смотрит на женщину с вожделением..." и т. д. А ты хочешь подтвердить свои изречения, воздействуя на тщеславие людей, чтобы прив­лечь к себе раболепных и распутных, говоря им, что они блудят лишь тогда, когда избегают тебя. Кому поверят, истине или тебе, блуждающему и врагу истины?
40. Мы, выбрав некоторые из его богохульств, привели их здесь для осуждения его и его учеников, чтобы показать обильное коварство его сердца, ибо "от избытка сердца говорят, уста". Пусть никто не думает, что между ересями, проповеданными Сергием и Манесом, существует какое-нибудь различие. Обе они одно и то же. Когда начал проповедовать Сергий, желая собрать вокруг себя много учеников, отнимая их от Христа, дважды и трижды он лично восставал против Ваана, нечистого ученика и своего единомышленника. Притворившись благочестивым, Сергий начал при всех осуждать его, но не за веру, а за неумес­тность его беззаконной деятельности. Ваан отвечает ему: "Ты только что появился и не увидел никого из наших учителей и не бывал с ними. А я ученик владыки Эпафродита и с самого начала проповедую так, как он меня научил. Сергий, гнушавшийся зловонной грязи его учения, которое проповедовал Ваан, посрамив его лично, разделил ересь на две части. Кто остался с Вааном, тех он назвал ваниотами, а тот, в свою очередь, назвал сергиотами учеников Сергия. После смерти Сергия его ученики, не будучи в силах переносить позор и порицание, которое получали от всех из-за ваниотов, начали убивать ваниотов, чтобы очистить себя от их порицания, до тех пор, пока один из синекдемов Сергия по имени Феодот не сказал им: "Нет повода для распри между вами и этими людьми, ибо у всех нас до появления нашего учителя была одна и та же вера". После этого они перестали убивать друг друга.
41. Благочестивый царь Михаил Авва и воцарившийся после него Лев, увидев что значительная часть христиан заразилась этой ересью, послали приказ по всем местам Ромейского государства: _убивать всех приверженцев этой гнусной ереси. Приказ царя был получен в феме Арме-ниаков Неокесарийским епископом Фомой и экзархом Паракондакесом. Они, согласно царскому повелению, уби­вали достойных смерти и вождей погибели. Но потом некоторые ученики Сергия, называемые астаты, путем измены и коварства убили экзарха, а кинохориты, в свою очередь, - митрополита Фому. После этого астаты бежали в Мелитену. Эмиром тамошних сарацин тогда был Мо-нохерарес. Астаты, получив от него Аргаус, поселились там. Итак, собравшись со всех сторон, начали учинять набеги в Романию. Сергий, прожив вместе со своими учениками некоторое время в Аргаусе, потом, по правед­ному суду Божьему, как рассекавший церковь Божью, был убит и брошен в огонь вечный. Ибо Цанион, который был из крепости Никополя, встретив его на горе, нахо­дящейся выше Аргауса, в то время, когда Сергий из­готовлял доски, вырвав из его рук топор и ударив, убил. Таким образом, последний, самый страшный зверь ушел из этой жизни в шесть тысяч триста третьем году от сотворения мира. Его самыми близкими учениками были Михаил, Канакарес и Иоанн Аорат - трое лжесвя­щенников, а также упомянутый Феодот, Василий, Зосим и много других. Эти ученики, как некоторые лжепастыри, называющиеся у них синскдемами 7, и весь народ, соб­ранный в Аргаусе, будучи испорченными проповедями Сергия и прежних еретиков, после смерти своего учителя Сергия остались равными и больше не провозглашали никого, как раньше, учителем, а все были равными. У них есть также лжесвященники низкого звания, которых они зовут нотариями.
42. Карбеас, появившись в эти времена, возглавляя этот пагубный народ и настолько увеличив его численность, что в Аргаусе не стало места, пришел и построил Тефрику, где и поселил свой народ. Он, с одной стороны, удалившись от находившегося недалеко от него владычества мели-тенских агарян, а с другой, не соприкасаясь с людьми, стал совершенно похож на беса. И хотел он приблизиться к Армениям и к Романии. Тех, которые подчинялись ему, он делал своими союзниками и использовал их в деле пленения, а тех, которые не подчинялись, отсылал сара­цинам. И ограблял он пограничные районы Романии, расположенные в припонтийских областях. Вместе со всем этим он подготовлял из-за удобства местности убежище для тех, которых убивали в Романии за то, что они принадлежали к этой ереси. И не только этих, а также неустойчивых, распутных и безумных людей, которые жили в тех краях, близ Тефрики, из-за свободы постыднейших страстей, приглашал к себе в это убежище. При его жизни некоторые из упомянутых лжепастырей умерли, а остальные остались в живых.
43. Сразу же после его смерти власть над его пагубным народом наследует его племянник и зять Хрисохерис. В его дни мы и прибыли в Тефрику, посланные туда для исполнения царского поручения, для обмена военноплен­ных архонтов, что и было исполнено во втором году царствования наших благочестивых, справедливых и вели­ких царей Василия, Константина и Льва. Мы там пробыли девять месяцев, когда еще были живы мерзкие, так на­зываемые синекдемы, Василий и Зосим. Разведывая и исполняя поручение в точности, мы старались, чтобы все это стало всем весьма ясным с Божьим повелением тех же святых, православных и великих царей наших, из большого страха к ним, как ничтожные и недостойные рабы. Но об этом в другой раз. А о некоторых скажем вам после этого. Слава Отцу, Сыну и Святому Духу, единому Богу, Творцу, Господу и Властителю всего ви­димого и невидимого создания, во веки, аминь.

Примечания.


1. В Тефрику, один из центров павликианства.
2.Василий I Македонянин (867-886).
3.Крупный ересиарх, основатель манихейства.
4.Антиохийский патриарх (260 - 272), основатель ереси пав-лианистов.
5.Игра слов: вместо Тимофей (честь + Бог) - Фимофей (гнев + Бог).
6.Афронит (.греч.) - неразумный, глупый.
7.Спутники - так называли себя ученики ап. Павла.

 

перевозка умерших в другой город профессионально