Родин Е. В.

 

«Валентинианское объяснение» - ключ к тайне Иисуса?

 

Бесполезно пытаться понять гностические тексты, не имея особого «ключа», позволяющего расшифровать их эзотерическое содержание. Сами гностики обладали этим «ключом», но для современных исследователей «ключ» этот оказался утрачен. Буквальное прочтение текстов оставляет лишь неприятный осадок от разочарования и непонимания, ведь совершенно ясно, что за сложными гностическими системами скрывается очень важное послание. К сожалению, мы вынуждены искать путь в темноте, поэтому не претендуем на окончательную истину. Все наши рассуждения имеют спекулятивный характер, требуя дальнейшей тщательной проверки.

Выдвигая гипотезу о том, что «Валентинианское объяснение» является ключом к тайне Иисуса, мы исходим из нескольких положений: 1) Иисус – один из главных «персонажей» гностических текстов (в том числе и «Валентинианского объяснения»); 2) тайна Иисуса приоткрывается в гностических текстах; 3) гностическая космология связана с гностической историей Иисуса. Первое положение очевидно для всех, кто знаком с гностическими текстами, а потому не требует специального обоснования. Второе положение тоже понятно, поскольку Иисус в гностических текстах излагает некое тайное знание (гносис). Третье положение требует объяснения, поскольку мы не сказали, о чем здесь идет речь.

В нашем распоряжении есть сообщения ересиологов и аутентичные гностические тексты, из которых мы постараемся извлечь необходимую информацию. Гностическая космология в наиболее развернутом виде представлена у Василида, у которого число эонов (или небес) достигает 365. Ириней Лионский сообщает (Против ересей I, 24, 3, 7): «(3) Василид же, желая казаться, что он открыл нечто высшее и вероятнейшее, дал своему учению бесконечное развитие. Он представлял, что прежде всего от нерожденного Отца родился Ум, от Него родилось Слово; потом от Слова Разум (phronesis), от Разума же Премудрость и Сила, от Силы же и Премудрости силы, начальства и ангелы, которых он называет первыми и говорит, что они сотворили первое небо. Потом, чрез истечение из них появились еще другие и создали другое небо, подобное первому; и подобным образом, когда от них произошли другие, точно соответствующие тем, которые выше их, то образовали третье небо; и от третьего ряда в нисходящем порядке образовался четвертый ряд ангелов, и таким же образом последовательно произошли все новые начальства и ангелы и 365 небес. Поэтому, и год по числу небес имеет число дней… (7) Местные положения тех 365 небес они распределяют, подобно математикам. Ибо принимая их положения, они переделали их сообразно с характером своего учения; и глава небес, говорят они, есть Аврасакс и потому заключает в себе число 365»[1]. Абрасакс (или Абраксас) встречается в некоторых герметических текстах, а также в гностических текстах из Наг Хаммади. Сумма греческих букв данного символического имени дает 365, то есть количество дней в году. Иногда Абрасакс обозначается числом 360, но смысл остается прежний. Поэтому Абрасакс (число 365) является символом священного года. Крупный специалист по эзотерике и культуре Герман Вирт считал священный Год (или Божий Год) высшим откровением Бога во вселенной[2]. Идея священного Божьего Года может оказаться весьма ценной для интерпретации гностических текстов. Среди текстов из Наг Хаммади, в которых одновременно встречается число 365 (или Абраксас) и Иисус, особый интерес представляет текст (XI, 2), который условно назван «Валентинианское объснение». В этом плохо сохранившемся тексте есть несколько интересных мест, способных раскрыть тайну Иисуса и, возможно, даже гностицизма. Приведем эти отрывки в своем переводе[3]:

«(23.1) (Строки 1 – 16 отсутствуют) [...] изливающийся источник. Итак, он есть Корень Всего (20) и Монада, и ничего не было до него. Второй источник существует в молчании и говорит с ним одним. А Четвертый, соответственно, есть тот, кто ограничивает себя в Четвертом: обитая в Триста Шестидесятом, он породил себя, и во Втором явил он свою волю, а в Четвертом распростерся.  

(30.30) Декада из Слова и Жизни породила Декады, чтобы Плерома стала Сотней; и Додекада из Человека (35) и Церкви породила и [создала] Триаконтаду, чтобы [три]ста шестьдесят стали Плеромой года. И год Господа ( 31.1) (Строки 1 – 14 отсутствуют)

( 39.1) (Строки 1 – 7 отсутствуют)[...] [...] (10) [...] а именно [... супруг] и [София и ее Сын] и ангелы [и семена]. Но сизигия есть [нечто полное], а София и Иисус и [ангелы] (15) и семена суть [образы] Плеромы. Более того, Демиург [отбросил тень на] сизигию и Плерому и Иисуса и [Софию] и [ангелов] (20) и семена».

Четвертый, обитающий в Триста Шестидесятом, есть Абрасакс[4]. Триста шестьдесят становятся «Плеромой года» или «годом Господа» (сравните с «Божьим Годом» Г. Вирта). Иисус – это образ Плеромы («Плеромы года» или «года Господа»). Отсюда предположение: Иисус и Абрасакс связаны, Иисус – это образ Абрасакса. В данных отрывках упоминается «Человек». Посмотрим, подтверждается ли предположение о «Человеческой» природе Бога «на практике» или ему суждено остаться пустой абстракцией. Возвращаясь к ересиологам, находим у Епифания такой пассаж (Панарион XXIV, 7, 6): «(7, 6) По числу небес [365] человек имеет 365 телесных частей, так что каждая из этих частей соотносится с конкретной [небесной] силой»[5]. В данном случае василидианами соблюдается теософский принцип Изумрудной Скрижали (Tabula Smaragdina) «что вверху, то внизу». Это значит, что теория «Божьего Года» имеет прямое практическое значение для человека, раскрывая ему тайну Иисуса: Иисус – это образ года, числовым символом которого является слово Абрасакс (Абраксас). Человек зависит не от Бога, а от Божьего года (Бытия). Если Анни Безант была права, когда считала, что в эзотерических учениях Бытие «предшествует» Богу[6], то Абрасакс, имеющий соответствие в человеке, исключает первичность Бога. Отсюда вывод (пока лишь гипотетический): тайна Иисуса заключается в том, что есть человек, Бытие, Абрасакс, но не Бог. Христианская апофатическая формула гласит: «Бог не есть», ее можно переформулировать так: «Бога нет». Тогда становится понятен сам гносис как самопознание (а не богопознание!), ведь для гностического «спасения» достаточно «познать себя» и понять, что «Бога нет».



[1] Св. Ириней Лионский Творения 1996. Репринтное издание «Сочинения Святаго Иринея, епископа Лионскаго. Изданы в русском переводе протоиереем П. Преображенским. СПб., издание второе издание 1900. – C. 89 – 91.

[2] См. «Милый Ангел» №3, М. – 2000.

[3] Мы работали над переводом по двум авторитетным источникам: английский перевод Тернера (http://www.gnosis.org/naghamm/valex.html) и немецкий перевод Людеманна и Янссен (http://wwwuser.gwdg.de/~rzellwe/nhs/node545.html).

[4] См. также тексты из Наг Хаммади: (III, 2) и (IV, 2).

[5] Перевод Е. В. Афонасина.

[6] Анни Безант. Древняя Мудрость. (Очерк теософских учений). – Минск. – 1997. – C. 8.